Форекс новости
07.07.2017
Форекс новости
02.07.2017
Форекс новости
07.04.2017

Конрад Хилтон

21.11.2017
283
0

Легенды Финансового мира: Конрад Хилтон (1919—1976)

Он — мультимиллионер и лучший отельер во всем мире.Поговаривали, что в руках этого человека прибыль начинали приносить даже разбитые горшки. Одним из любимых его занятий, помимо покера и гольфа, было личное знакомство с гостями своих отелей. Он мог часами простаивать в светлом гостиничном вестибюле, заглядывать в лица своих постояльцев, спрашивая: «Вам у нас нравится?» «Да, конечно, — отвечали они, принимая его за обычного администратора зала. — Мы счастливы, что выбрали именно этот отель». Что он и хотел услышать… Конрад Хилтон не просто создал легендарную гостиничную империю, он научился продавать людям гораздо больше, чем номера люкс — счастье. продавец счастья

В начале своего тернистого пути Конрад Хилтон пытался стать банкиром. Но его слабые попытки добиться успеха на данном поприще провалились с треском, как и собственный банк. Тот, к слову сказать, не продержал- ся на плаву и года. Конрад понимал, что никто в этом городе уже не доверит ему свои сбережения, так как за ним прочно закрепилась слава авантюриста- неудачника. В 1919 году, потерпев поражение и раздав все долги после банкротства банка, Хилтон покинул родной Сан- Антонио (штат Техас) и направился в Даллас, полный решимости и надежд на то, что там ему повезет больше.

«Я ехал в никуда, — вспоминает Хилтон в своих мемуарах. — В голове были грандиозные планы о создании нового банка, привлечении партнеров, поиске инвесторов. Денег на его самостоятельную организацию у меня попросту не было, от предыдущего лопнувшего банка осталось лишь 5 тыс. долларов, которые и составляли все мое состояние. Кроме них у меня не было ровным счетом ничего — ни дома, ни семьи, ни даже определенного рода занятий. Авантюрист, да и только! А ведь мне тогда был уже 31 год».

Хилтон остановился в маленьком техасском шахтерском городке Сиско. В поисках ночлега он забрел в единственную в этом месте гостиницу Моblеу, которую и гостиницей-то назвать язык не поворачивался. Старые обшарпанные стены, грязные лестницы, уродливые колонны и… толпы народа у гостиничной стойки с надписью «мест нет». Позже, ворочаясь на жестком матрасе, Конрад думал о том, что хозяин гостиницы, очевидно, непроходимый болван, раз позволяет деньгам, идущим ему прямо в руки, утекать мимо. Основными посто- яльцами гостиницы являлись шахтеры, работающие в шахтах Сиско. На такую тяжелую работу соглашались только при- езжие парни из соседних штатов, которым и ночевать было негде — только в Моblеу. Значит, спрос на услуги этой ночлежки был стабилен, несмотря на ее ужасные условия.

«Раз эта гостиница, единственная в городе, пользуется постоянным спросом, то почему бы не увеличить количество койко-мест с 60 до 120. Ведь сейчас мест не хватает! Даже если брать за номер 2,5—3 доллара, как сейчас, то прибыль сразу увеличится вдвое, — думал Хилтон. — Кстати, надо сказать хозяину, что горничная могла бы убирать в номерах получше. А того парня, который содрал с меня 10 долларов за то, чтобы найти свободное место в этой ночлежке, я бы уволил в первую очередь».

И Хилтон действительно сделал это на следующий же день, купив Моblеу за 40 тыс. долларов, 35 из которых занял в местном банке. Хозяин отеля был так рад этой странной сделке, что даже не стал собирать свои вещи, а кинулся прочь со своим новоиспеченным богатством подальше от Сиско.

«А я стоял, смотрел ему вслед и думал, что привести фасад здания в божеский вид, конечно, можно. Вытравить клопов и тараканов тоже труда не составит. Также надо нанять новый персонал: старые работники, очевидно, не понимают, что означают слова «чистота» и «вежливость». Но что делать с этими уродливыми колоннами, портящими весь вид здания? — вспоминал Хилтон. — Позже каждая из этих колонн приносили мне по 8 тыс. долларов ежемесячно. Вокруг каждой из них я соорудил мини-магазин, где продавалась всякая всячина, начиная от газет и заканчивая свежими булочками».

Конрад Хилтон был новатором не только в гостиничном, но и в «палаточном» бизнесе. Он первым смекнул, что продавать номера в гостиницах — дело не хитрое. Гораздо более выгодно продавать комфорт и уют. А это значит, что постояльцы должны получать максимальный набор бесплатных услуг (чистое белье, горячий завтрак, будильник), которые входили бы в стоимость номера. При этом неплохо было бы ненавязчиво подкреплять такой сервис платными услугами: продажей газет, журналов, ниток, иголок, пуговиц на территории отеля. Именно это и стало политикой компании Конрада Хилтона.

«Работать в гостинице должен каждый квадратный метр, — любил повторять он. — А если вы не знаете, куда его приспособить, то у вас просто плохая фантазия».

Придерживаясь данного принципа, уже через год Хилтон открыл еще один отель в соседнем городке Форт-Ворте — уже на 230 мест. Этот отель тоже был не бог весть что, но именно эти первые две скромные гостиницы и положили начало империи Хилтона.

Великая депрессия

1925 год запомнился Конраду двумя событиями. Первое — он, наконец, открыл свой собственный, спроектированный и отстроенный в самом центре Далласа 325‑комнатный отель Dallas Hilton. Это была первая серьезная заявка на профессиональное ведение гостиничного бизнеса, заставившая конкурентов повнимательнее присмотреться к неудачнику из Сан-Антонио. Благодаря своей фантазии, хорошему образованию и творческому подходу к любому мероприятию, Хилтон открывал все последующие годы по одному отелю в год. Второе важное событие в его жизни — брак с Мери Бэррон.

«Моя мать всегда говорила, что я неисправимый холостяк. Она уверяла всех, что я не женюсь никогда, поэтому, когда я сообщил ей о своем намерении вступить в брак, ее счастью не было предела, — вспоминает в своей книге Хилтон. — Мэри была тихой и скромной девушкой. Мечта любой свекрови. А я, в свою очередь, понимал, что в сорок лет глупо жаждать любовных страстей и пылких признаний. Гораздо важнее тогда для меня было наконец-то создать семью для продолжения рода. В этом я в Мэри не ошибся, она безупречно вела домашнее хозяйство, подбирала шторы в тон ковра, одним словом, вила семейное гнездышко. Мэри родила мне троих сыновей, дала главное богатство в моей жизни — Николаса, Баррона и Эрика Хилтонов. А любовь? Все свои чувства я вкладывал в создание своей гостиничной империи. Но, как впоследствии оказалось, зря!»

Идиллия продлилась до 1929 года, биржевой крах тогда не пощадил 9 из 10 успешных и процветающих американских компаний, и Хилтон, увы, не был в списках счастливчиков. Чтобы хоть как-то снизить расходы на содержание своих пустующих отелей, он, одну за другой, закрывал свои гостиницы. В результате все отели оказались заложенными семье банкиров Муди в обмен на внушительный кредит. Его Конрад выплатить не смог.

«Я тогда потерял все, — вспоминал Конрад Хилтон в своих мемуарах. — Все, что я создавал много лет, пошло прахом. Я понимал, что не один я оказался в столь плачевном положении, большинство американских бизнесменов вот-вот пойдут по миру. Но легче от этого не становилось. Вдобавок ко всему, моя семейная жизнь окончательно разладилась. Я понял, что обмануть себя невозможно. Без скандалов и выяснения отношений мы решили развестись».

Получив в счет неуплаты по кредиту все отели Хилтона, семья банкиров Муди вовсе не обрадовалась. Реализовать отели кому бы то ни было во времена Великой депрессии можно было только себе в убыток. Организовывать собственный гостиничный бизнес тоже было невыгодно, люди ночевали на улицах, экономя даже на еде. Путешественников тоже было мало.

Одним словом, содержание отелей стало полностью нерентабельным. Поэтому, не найдя иного выхода, банкиры наняли самого Конрада для управления его же отелями, назначив ему годовой оклад в 18 тыс. долларов — немыслимая сумма для тех времен. Экономил ли Хилтон на собственном жаловании или имел дополнительный источник дохода — неизвестно, но постепенно он выкупил все свои отели и к 1940 году вновь стал полноправным хозяином гостиничной империи. Следующие 20 лет ушли на то, что Хилтон скупал и строил отель за отелем, укрепляя свое состояние.

Все дороги ведут в Хилтон

После окончания Второй мировой войны обороты компании Хилтона так выросли, что в 1949 году он смог осуществить мечту всей своей жизни. Конрад Хилтон выкупил самый крупный и фешенебельный отель Нью-Йорка Waldorf Astoria. А еще через несколько лет за 111 млн долларов он купил сеть гостиниц Statler Hotels у своего главного конкурента в технологическом оснащении гостиниц. Эта сделка на тот момент была крупнейшей на рынке недвижимости в США. Именно тогда Конрад Хилтон ввел единую систему «гостиничных звезд», которую впоследствии переняли все его конкуренты.

Еще одно ноу-хау Хилтона состояло в том, что в отеле, исходя из анализа спроса и с учетом предстоящих событий, посетители могли найти все, что только можно было представить.

«Мы должны предугадывать все желания наших клиентов. Если им понадобится обогреватель, утюг или прибор для курения, то он должен быть непременно, — говорил Хилтон своему персоналу. — Вы должны быть приветливы и предупредительны. Ведь это имидж наших заведений и, к тому же, ваши чаевые!»

Объединившись с рядом авиакомпаний, Хилтон учредил гостиницы в зданиях аэровокзалов. Да-да, это тоже было его изобретением! Теперь пассажиры могли не просиживать часами в залах ожидания аэропортов, а отдохнуть в авиа-отелях Хилтона. Тех пассажиров, кто еще не определился с гостиницей и лишь собирался сделать свой выбор по выходу с трапа самолета, у зданий аэро- и железнодорожных вокзалов ждали такси с надписью: «В Хилтон».

Очередной новацией стала система поощрения постоянных клиентов — программа Hilton Honors, а также система общенационального клубного курортного отдыха. Затем революцию на рынке гостиничных услуг произвел совместный с компанией Festival Cruises проект морского круизного отдыха. Все дороги вели в отели Хилтона. К персоналу своих гостиниц Хилтон относился более чем внимательно.

Работать в сети его отелей и по сей день считается верхом престижа и профессионализма. Хилтон никогда не обижал своих работников в части заработной платы, но и подходил к подбору персонала с тщательностью. Главной новацией Хилтона стало объединение его отелей с игорной индустрией. Практически в каждой из его гостиниц посетителей ожидало казино. А начался этот альянс в конце 1960‑х, тогда в Лас-Вегасе были построены первые казино-отели — Las Vegas Hilton и Flamingo Hilton.

В отличие от прочих гостиниц Хилтона эти были еще и игорными заведениями. Странно, но до Конрада почему-то никто не додумался объединить отели и казино в единое целое, тогда как сейчас это является обычным делом. Новшество оказалось столь успешным, что в 1987 году в результате серии сделок Hilton International слилась с британской индустриальной группой Ladbroke Group, чьим основным направлением был игорный бизнес: казино, букмекерские конторы, лотереи и тотализаторы. Этот альянс получил название Hilton Group, он живет и процветает до сих пор.

Работать в гостинице должен каждый квадратный метр. А если вы не знаете, куда его приспособить, то у вас просто плохая фантазия. 

Инвестиции в инновации

Как вы уже успели понять, главным в успехе Хилтона с самого начала его бизнеса являлись новшества, инновации и ноу-хау. Надо сказать, что быть везде первым не только трудно, но и рискованно. Не всегда новшества могут прижиться и стать клиентам по душе. Но Конрад Хилтон, найдя свою нишу, прочно занял ее, не давая конкурентам ни единого шанса. Компания Конрада первой в своем секторе бизнеса внедрила и широко распространила систему франчайзинга.

К началу 1960‑х годов 40 отелей Хилтона официально были признаны самой высокотехнологичной сетью отелей в мире. Сеть этих гостиниц распространилась по всему миру: Лондон, Париж, Рим, Каракас и Венесуэла… Даже после смерти Конрада Хилтона (он умер в возрасте 81 года в 1976 году), его наследники свято следовали заветам отца. Они первыми «электронизировали» сеть отелей и связанную с ними инфраструктуру задолго до того, как кто-то из конкурентов об этом задумался.

Еще в 1973 году гордостью Hilton Hotels стала информационно-справочная система, с помощью которой клиент из любой точки мира мог в дистанционном режиме получить сведения о наличии свободных мест в любой из гостиниц Hilton Hotels и забронировать номер. После совершения данной операции клиент автоматически получал доступ к другой функции программы — «бронирование железнодорожных и авиабилетов». Эффективность этой системы оказалась выше всех ожиданий — она успешно проработала 26 лет, и лишь в 1999 году ее заменила более современная — Central Reservations System (CRS или Hilstar), которая объединила уже не только отели Хилтон, а более 500 гостиниц по всему миру.

В 1995 году компания первой в отрасли открыла свой интернет-портал, а при поддержке компании American Express создала собственную систему кредитных карт — Hilton Optima. В 2002 году империя Хилтона стала одним из инициаторов создания единой системы сетевого бронирования WorldRes, в которую, кроме самой Hilton, входили ресурсы двух других ведущих игроков на поле курортно-гостиничного бизнеса — компаний Accor Group и Six Сontinents.

Наконец, совсем недавно компания с успехом анонсировала новаторское сервисное решение — доступ к беспроводной локальной сети на базе коммутаторов беспроводной связи Symbol Technologies. Этот коммуникационный комплекс был впервые опробован во франкфуртском отеле Hilton.

В кризисные для Америки 2000—2001 годы гостиничный сектор Hilton Group терпел большие убытки, как и во времена Великой американской депрессии. Но теперь империю Конрада этим было не сломить. Прибыль от другого подразделения — игорно-букмекерского — позволила не только покрыть убытки, но и увеличить в 2003 году доходы почти на 2 млн долларов по сравнению с предыдущим годом. Общий объем продаж Hilton Group за 2003 год составил примерно 16 млрд долларов, из которых лишь 19% приходилось на долю гостиничного подразделения Hilton International

Все свои чувства я вкладывал в создание своей гостиничной империи. Но, как впоследствии оказалось, зря!


Лина ГРИЦЕНКО/г. Новороссийск


 

Об авторе
Оставь комментарий

Войдите на сайт

Нет фото

Навигация по сайту