Форекс новости
07.07.2017
Форекс новости
02.07.2017
Форекс новости
07.04.2017

Бреттон-Вудc: уроки истории

21.11.2017
257
0

В последнее время в связи с кризисом стали распространяться идеи отхода от текущей мировой валютной системы. В качестве примеров того, как надо строить международные валютные отношения, приводятся Бреттон-Вудская система и золотой стандарт. В действительности валютных систем было больше, но ни одна из них не являлась совершенной, у всех были свои недостатки. Можно ли создать идеальную валютную систему? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно изучить историю валютных отношений в мире.

сколько было валютных систем?

Та международная валютная система, которая действует сейчас и которая предусматривает свободные валютные курсы и конвертируемость валют, называется Ямайской. Предшественницей Ямайской системы была Бреттон-Вудская система, до нее существовали Генуэзская валютная система, монометаллизм и биметаллизм.

по большому счету, и бреттон- Вудская, и генуэзская валютные системы были разновидностями монометаллизма, так как в той или иной степени использовали золотой стандарт. их предшественницей была золотомонетная монометаллическая валютная система

Фактически золотомонетный монометаллизм был первой в мире валютной системой, до этого мирового рынка валюты не существовало, хотя обменные операции были известны еще с античных времен. Биметаллизм также был распространен только в отдельных регионах. К сожалению, не все знают эту последовательность, поэтому высказывания официальных лиц могут быть неправильно интерпретированы. Это видно из того, как ряд российских СМИ отреагировал на упоминание Бреттон-Вудской системы Экс  президентом Франции Николя Саркози. Например, некоторые журналисты решили, что Бреттон-Вудская система — это текущая мировая валютная система. Вот что пишут российские новостные сайты: «Европа мечтает отказаться от Бреттон- Вудской валютной системы…»; «Все обсуждают, как можно отказаться от Бреттон-Вудской валютной систе- мы…», «Бреттон-Вудская система может быть пересмотрена…». В не меньшей степени были искажены слова  Дмитрия Медведева, которые касались «новой Бреттон- Вудской системы», которая может установиться после вашингтонского саммита G20, прошедшего в конце прошлого года. В действительности, как сообщает сайт президента www.kremlin.ru, Медведев сказал: «Я не могу вам обещать, что новый Бреттон-Вудс сегодня возник в Вашингтоне, но совершенно очевидно, что сделан шаг к созданию такой системы». Ряд СМИ интерпретировали это так, как будто Медведев назвал Бреттон-Вудской текущую валютную систему. В действительности же от Бреттон- Вудской системы в настоящий момент остались только ее учреждения — МВФ и Всемирный банк. Когда экономисты говорят о необходимости отмены или реформирования Бреттон-Вудских учреждений, они имеют в виду только эти учреждения, а не текущую валютную систему.

Возникновение валютного обмена

Как только появились денежные отношения, возникла потребность людей в том, что сейчас называется валютно-конверсионными операциями. Подобная деятельность в тех цивилизациях, где денежные отношения существовали (к таковым относятся далеко не все античные общества, например, Египет не знал денег до времен Александра Македонского, а в Спарте не существовало обменных операций в силу специфики местной денежной системы), как правило, была под контролем либо государства, либо клерикалов. Профессия менялы возникла, вероятнее всего, в Вавилоне, где обменом занимались купцы-тамкары и их доверенные лица. Все это происходило под жестким контролем государства, но организованного рынка, хоть мало-мальски напоминавшего биржу, в то время не было.

Однако потребность в существовании биржевого механизма обмена денег в античную эпоху существовала, в первую очередь, из-за определенных трудностей в наличном обмене. Античные деньги, как известно, были металлические, из-за большого веса их трудно было перевозить, мелкие разменные монеты были в дефиците. Обмен крупных сумм превращался в довольно длительное и утомительное мероприятие. Наиболее близко к определению валютной биржи подходят афинская Агора и другие аналогичные рынки в древнегреческих городах-государствах. Потребность в организованном валютном рынке сформировалась в Афинах после того, как в 6 веке до н. э., при тиране Писистрате, была начата чеканка тетрадрахм. Эти деньги, ввиду высокого качества пробы, стали на долгое время фактически базовой валютой не только в Греции, но и в Малой Азии и на сопредельных территориях.

Объемы внешней торговли в Афинах значительно возросли, и надо было что-то делать с растущим спросом купцов на быстрый денежный обмен. Ситуация усложнялась тем, что в греческих городах-государствах монеты чеканились из серебра, в Малой Азии — из золота, в Риме — из меди. По этому поводу греческий софист сирийского происхождения Лукиан Самосатский со свойственной ему едкостью заметил, что зря покойнику по традиции кладут в рот монету, так как никто не знает, какая в Аиде (загробном царстве) денежная система. Непосредственными предпосылками создания единого валютного рынка в Афинах явились возникновение «трапез» — обменных пунктов, которые затем превратились в банки (в новогреческом языке слово «трапеза» до сих пор означает «банк»), и возникновение механизма безналичного обмена валюты, когда деньги переписывались со счета на счет, субъект же конверсионной операции получал в качестве гарантии вексель.

Приблизительно с 4 века до н. э. власти Афин стали концентрировать трапезы в одном месте — на Агоре, рыночной площади города. Курсы обмена валют были под контролем государства и храмов, сделки с крупными суммами денег осуществлялись почти исключительно по безналичному расчету, получили распространение спекулятивные операции с валютой. Поле деятельности для трапез было более чем широким: в одной только материковой Элладе было 1 136 валют. Примечателен социальный состав трапезитов. Первоначально это были рабы, менявшие деньги храмов. Некоторые из них становились вольноотпущенниками и могли работать уже со своими деньгами. Другие, кладя себе в карман заработанное на марже, потом имели возможность выкупить свою свободу у рабовладельца.

Занятие обменом валют считалось постыдным для свободного человека. В дальнейшем отношение к этому виду деятельности стало более либеральным, но, все равно, аристократы среди трапезитов встречались редко.

В Древнем Риме к профессии менялы относились иначе. Нуммулярии (специалисты по валютам) были уважаемыми людьми. Однако централизованного валютного рынка в Риме не существовало. Так же, как не существовало валютных бирж ни в Древнем Китае, ни в Древней Индии, ни в других цивилизациях того периода.

Эпоха биметаллизма

Истоки биметаллизма — системы, при которой имеют параллельное хождение платежные средства как из золота, так и из серебра — идут из античности. Однако в то время биметаллизм из-за сравнительной изолированности валютных рынков и волюнтаризма по части валютного обмена и курсов не мог получить статус международной системы. Такая потребность возникла только в позднем средневековье в Западной Европе, в эпоху становления буржуазных экономик и падения феодализма. Как валютная система биметаллизм функционировал в XIX веке в Латинском валютном союзе и в США. Эти системы вошли в историю под названием «двойного стандарта» или «двойных валют». Для них характерен свободный обмен валют определенных стран в пределах их союза и фиксированные валютные курсы. В Европе в Латинский валютный союз, действовавший с 1865 по 1927 годы, входили Франция (лидер союза), Бельгия, Италия, Швейцария, Папская область, Греция. Испания, Болгария, Румыния, Финляндия в союз не входили, но использовали его денежную систему. Также в союз не входили США, но они были ядром биметаллического блока вместе с Францией. Кроме того, США играли очень важную роль основного поставщика металлического сырья в европейские страны блока: в 1850‑х годах были обнаружены месторождения золота в Неваде и Калифорнии.

Вскоре после открытия и разработки месторождений золота в США нашли серебро. В 70‑х годах XIX века в Европе запасы серебра стали расти как на дрожжах. Фактическая стоимость серебра за пределами биметаллического блока в результате стала планомерно снижаться, но в странах Латинского валютного союза обменные курсы поддерживались на прежнем уровне (серебро к золоту по курсу 15,5:1), что являлось почвой для спекулятивных сделок с обменом золота на серебро. В то же время ряд европейских стран отказался от использования серебра и признал в качестве единственного платежного металла золото. В странах биметаллизма при официальном сохранении статуса серебра золото стало использоваться шире. В конце концов, открытие запасов золота на Аляске и золотая лихорадка опять изменили соотношение сил. Навязывая странам биметаллизма выгодное для себя соотношение металлов в валютной системе, США оставались страной-дебитором, которая имела массу непогашенных долгов другим странам. Уже тогда доллар был лишь частично обеспеченным, состоялся ряд эмиссий, которые не были поддержаны ни золотым, ни серебряным стандартом. К концу XIX века развернулись бурные дискуссии о том, чем должен быть обеспечен доллар — золотом или серебром. Эти события оказались негативными для валютного рынка США: инвесторы стали вывозить из США золото. В конце концов, Штаты от биметаллизма отказались и ввели золотой стандарт.

Монометаллизм

Монометаллизм существовал еще до эпохи золотого стандарта. В частности, в Древнем Риме был распространен медный монометаллизм, в России, Индии, Китае, ряде других стран — серебряный, в Германии, Великобритании, а затем в США — золотой. Для нас, в первую очередь, интересно развитие монометаллизма после падения биметаллической системы. По большому счету, монометаллизм в виде золотомонетного стандарта долго не продержался, это была вынужденная мера, которая стала неизбежной в связи с деградацией бивалютной системы. В современных условиях монометаллизм в чистом виде — мертвая валютная система. Золотомонетная валютная система формировалась стихийно на фоне кризиса биметаллизма и полного разброда по части валютных курсов в тех странах, где биметаллического стандарта не было.

парижское валютное соглашение, которое регулировало золотомонетный стандарт в Европе и США, подписывалось в то время, когда в самой Франции пока еще действовал биметаллизм: уже это само по себе является абсурдом.

Существует точка зрения, что биметаллизма вообще не было, был только переменный, «плавающий» монометаллизм: золотой стандарт сменял по мере изменения соотношения сил серебряный и наоборот (в истории такие периоды были и до этого, они получили название «хромого стандарта»). В соответствии с Парижским валютным соглашением произошел окончательный отказ от использования серебра в странах- участницах, свободного конвертирования между валютами не было, но они конвертировались в золото. Таким образом, конверсия между валютами осуществлялась по кросс-курсам через золото. Отдельного упоминания заслуживает механизм «золотых точек», который был первым опытом создания валютного коридора. Устанавливались пределы колебаний курсов валют относительно золотого стандарта. В случае если курс выходил за этот предел, для международных расчетов использовалось золото. Фактически Парижская валютная система стала жертвой Первой мировой войны. С другой стороны, хоть история, как известно, и не терпит сослагательного наклонения, даже если бы не было мировой войны, золотой стандарт все равно потерпел бы крах, так как платежеспособность отдельно взятой страны зависела от мировой добычи золота. Первая мировая война, в связи с возросшими расходами стран-участниц и растущими внешними долгами, только ускорила этот процесс.

генуэзская валютная система, которая была организована в 1922 году после почти десятилетнего периода валютного хаоса, использовала уже не золотомонетный стандарт, а золотодевизный.

Эта система имела один очень существенный недостаток, заключавшийся в неравноправии мировых валют. Если раньше базовыми эталонными единицами были золотые монеты, то в Генуе установлены были в качестве эталонов не только золото, но и девизы — те валюты, которые свободно конвертировались в золото. Те страны, чьи валюты в золото не конвертировались, оказались в невыгодном зависимом положении, они зависели уже не только от мировой добычи золота, но и от экономического положения в странах, выпускавших базовые валюты: в США, Великобритании и Франции. Все остальные страны, кроме трех упомянутых, могли конвертировать свои валюты в золото только через доллар, фунт или франк, то есть опять вставала проблема кросс-курсов. Глобализация мировой экономики получила импульс для дальнейшего развития. Однако Великая депрессия в США и Вторая мировая война поставили точку и на этой системе. Уже перед войной государства де-факто отказались от золотодевизного стандарта и сформировали блоки — в первую очередь, долларовый и стерлинговый.

Золотой стандарт стал своим статусом напоминать английскую королеву: он существовал, но роль его была сведена до минимума. Это и послужило причиной для пересмотра валютных отношений в бреттон-Вудсе.

Про Бреттон-Вудскую систему написано много, стоит лишь напомнить, что сейчас от нее, на самом деле, остались только рудименты — МВФ и Всемирный банк. Эти организации во многом были движущими силами глобализации и долларизации мировой экономики в ХХ веке. Возникает вопрос, с чем связаны апелляции к Бреттон-Вудской системе в последнее время, в чем же ее преимущества перед действующей сейчас Ямайской системой? Дело в том, что Бреттон-Вудская система хоть и привязывала мировые валюты к доллару, но устанавливала для доллара золотой стандарт. Таким образом, это все же лучше, чем сформировавшийся за годы Ямайской валютной системы курс доллара, который держится только на спекулятивной основе. Кризис Бреттон-Вудской системы был связан исключительно с сокращением золотых запасов в США, чему поспособствовала война во Вьетнаме. Остальные страны от того положения, в котором находилась международная валютная система до 1973 года, ничего не теряли. Потому в Европе и популярны сейчас идеи ревизии Бреттон-Вудса. Парадокс Триффина — одна из причин отмены Бреттон-Вудских соглашений — фактически указывал на то, что доллар может, должен и имеет право быть необеспеченной валютой.

Возможные пути развития

Объективные исторические факты показывают, что все существовавшие ранее международные валютные системы имеют не меньшее количество недостатков. Очевидно то, что возврат к Бреттон- Вудской системе не снимет зависимость мировой экономики от доллара. Просто в случае ее реставрации США окажутся в равном положении с другими странами. Это неконструктивный вариант решения вопроса. Совершенно ясно, что с глобализацией экономики невозможно бороться ни путем валютной изоляции, ни путем перекладывания проблем с больных го- лов на якобы здоровую — голову «дяди Сэма». Должна быть введена единая мировая резервная безналичная валю- та, которую невозможно будет купить или продать обыкновенному человеку и которая будет обеспечена комплексом основных материальных заменяемых ценностей современного мира. В настоящее время не только золото выполняет такую роль. Это, в первую очередь, энергоносители. На первый план в обеспечении мировых валют должны выходить не спекулятивные заменяемые ценности, а те, которые имеют наиболее широкое использование в экономике, причем всех без исключения государств. Но, в любом случае, восстановление Бреттон- Вудской системы не остановит мировой кризис.

Михаил РОМАНОВ

перепечатка материала только с разрешения администрации сайта. не нарушайте УК РФ, и соблюдайте авторские права.

Об авторе
Оставь комментарий

Войдите на сайт

Нет фото

Навигация по сайту