Форекс новости
07.07.2017
Форекс новости
02.07.2017
Форекс новости
07.04.2017

Слабая валюта: беда или панацея?

24.11.2017
233
0

«Кризис в России больше чем кризис… Это национальная катастрофа…» — так думалось мне летом 1998 года. Казалось, что после 18 августа в стране не осталось человека, который бы не пострадал. Предприниматель, занимающийся продажей компьютеров, отгрузив товар, за поставку получил в три раза меньше, чем заплатил сам. Другой потерял все деньги из-за банкротства банка. Третий… Да что об этом вспоминать! Попробуем лучше разобраться, есть ли что-то общее в событиях десятилетней давности и в ситуации сегодняшнего дня?

Дефолт 1998 года

В 1998 году баррель нефти марки Urals подешевел до 8—10 долларов, что не покрывало даже расходов на добычу и транспортировку нефти (они обходились российским нефтяным компаниям в 13—15 долларов). Упали цены на металлы, лес и прочее сырье. Несли убытки предприятия, работавшие на внутренний рынок. Соперничать с качественной и дешевой импортной продукцией — ведь до дефолта за 1 доллар давали всего 6 рублей — наши предприятия были не в силах.

Окончательно добил экономику финансовый кризис, разразившийся в Юго-Восточной Азии. Из всех инструментов финансового оздоровления правительство в 1998 году выбрало дефолт. Рубль девальвировали в 4 раза, сделав тем самым фантастический подарок монополиям. Экспортеры в ТЭКе, черной и цветной металлургии, нефтехимической, химической, лесной, целлюлозно-бумажной отраслях лоббировали на всех уровнях идею обесценивания национального дензнака хотя бы на 50—100% — этого уже было бы достаточно для сохранения рентабельности производства при упавших мировых ценах. Вместо 100% они получили все 400%, которые вскоре превратились в 500% из-за скачка инфляции.

Достаточно радужные настроения царили и в сфере реального производства. Помню, как ликовал, выступая по телевизору, директор макаронной фабрики из Волгоградской области. Стране пришлось в срочном порядке переходить с итальянских макарон на отечественные — и фабрика, дышавшая на ладан, получила заказов на полгода вперед.

Кто понес тяжелые потери — так это население. Пятикратное обесценивание рубля превратило в пыль сбережения. Банки, которые казались незыблемыми, приказали долго жить. Пострадал также малый и средний бизнес, который был связан с перепродажей импортных товаров. Подсчитав убытки, предприниматели вынуждены были резко сменить направление, обратив внимание на отечественного производителя.

Но зато… Благодаря налоговым вливаниям в казну с 2000 года Россия избавилась от дефицита бюджета. Экономика страны стала расти в среднем на 6,8% в год. По размеру ВВП Россия вышла на 10‑е место в мире. Многие отечественные продукты и товары по качеству перестали уступать зарубежным.

В конечном итоге благодаря девальвации в выигрыше оказались все. Дефолт выправил платежный баланс и дал промышленности страны больше шансов на производство товаров для внутреннего рынка. Поначалу стоимость доллара, конечно, пугала. 15 ноября 2003 года курс рубля к доллару составлял 30 руб. Через год опустился ниже 28 руб., потом снова поднялся до 29 руб., но продержался недолго. С 3 февраля 2006 года он медленно и плавно шел вниз. В апреле 2008 года за 1 доллар давали всего 23 рубля.

Десять лет спустя

В июле 2008 года ситуация внушала оптимизм: цена на нефть пробила планку в 140 долларов за баррель. Аналитики и экономисты соперничали в позитивных прогнозах.

Главный экономист Merrill Lynch в России и СНГ Юлия Цепляева утверждала, что доллар к концу 2008 года может подешеветь до 22,75 руб. Один из ведущих специалистов «Ренессанс Капитал» Алексей Моисеев называл цифру в 25,55 рубля и советовал брать кредиты в евро, «так как, скорее всего, эта валюта скоро начнет дешеветь».

Специалисты Citibank предсказывали, что с 2009 по 2012 годы среднегодовой курс доллара практически не будет меняться, укладываясь в диапазон 23,85—24,20 руб. Обвальное падение цен на нефть отправило все эти прогнозы в мусорную корзину. Политики и чиновники до последнего пытались сохранить лицо, заявляя: «Не допустим девальвации рубля в условиях мирового финансового кризиса».

Точно помню слова министра финансов Алексея Кудрина в ноябре: «Девальвации рубля не будет». Помощник президента РФ Аркадий Дворкович в начале ноября заверял, что девальвации рубля ни в 2008, ни в 2009 годах не допустят даже при падении цен на нефть, и что сам он держит свои сбережения в рублях.

Все это напоминало заклинания шаманов, потерявших квалификацию. Тем более что в то же самое время другие люди утверждали обратное.

В частности, главный экономист российского представительства Всемирного банка (ВБ) Желько Богетич в ноябре выступил с громким заявлением: ВБ ожидает девальвацию рубля в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Правда, он подчеркнул, что ничего подобного событиям 1998 года не произойдет.

Но ослабление цен на нефть, отток капитала, снижение сальдо платежного баланса — неминуемо приведут к девальвации. Так что уже осенью важнейшим из российских вопросов стал не привычный абстрактный «что делать?», а более конкретный — «что делать с обменным курсом рубля?» Резко обрушивать национальную валюту, как в 1998 году? Опасно. Если тогда должником было государство, то сейчас ситуация складывается с точностью до наоборот: кредитов за рубежом набрал российский бизнес (банки и корпоративный сектор). Долг одного только Газпрома — 55 млрд долларов…

Резкое повышение курса доллара подкосило бы многие корпорации. Да и народ, наученный горьким опытом, в панике бросится изымать свои вклады из банков. Исходя из этого российское правительство выбрало вариант мягкой, плавной девальвации.

Приговор Dr. Doom

Известный американский экономист профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини известен своими мрачными и почти всегда сбывающимися экономическими прогнозами, за что и получил прозвище Dr. Doom (в переводе с английского — страшный суд; приговор; погибель; какое значение ни выбирай — все плохо).

В ноябре прошлого года, когда уже началась мягкая девальвация рубля, Рубини читал лекцию в Москве. Аудитория, состоящая из политиков, директоров крупных предприятий, экономистов, узнала, что плавная девальвация — это зло для страны, в то время как разовая крупная — это благо. «Малые шаги по девальвации только стимулируют бегство капитала (и связанное с ним истощение резервов), поскольку они ведут к новым ожиданиям девальвации, провоцирующим дальнейшее бегство капитала, — говорил Рубини. — Лишь сравнительно крупномасштабная, внезапная девальвация может положить конец ожиданиям дальнейшей девальвации, сократить бегство капитала и истощение золотовалютных запасов».

Рубини не скупился на примеры: 1998 год, Россия. Экономика рухнула сразу, в одночасье, а потом стала расти. Другой пример валютной гибкости — Канада и Австралия. Валюта этих стран укрепляется при высоких ценах на сырье и слабеет при низких. Dr. Doom нашел себе единомышленников в России.

Многие экономисты, например, Андрей Клепач, директор департамента макроэкономического прогнозирования МЭРТа, главный экономист компании «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков — сошлись на том, что девальвация рубля практически определит развитие экономики страны на ближайший год, а может, и больше.

В определенных условиях — цены на нефть ниже 40 долларов за баррель, обнуление торгового и платежного балансов России, ослабление рубля, бегство капиталов и остановка роста ВВП — резкая девальвация национальной валюты может оказаться единственным вариантом спасения. Если девальвация будет глубокой, то за ней последует рост, как это было в 1998 году.

Кому выгодно?

Глава группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг один из первых среди олигархов выступил с открытым заявлением: необходимая мера для поддержки экспортно-ориентированной экономики — ослабление рубля. «Я бы аккуратно использовал термин девальвация рубля, так как обыватель относится к этому несколько по-другому, — публикует сайт banki.ru мнение бизнесмена. — Определенное ослабление — это объективная необходимость с учетом особенностей нашей экономики, которая является экспортно-ориентированной».

Как и в 1998 году, такая политика выгодна прежде всего отечественным экспортерам, в первую очередь — нефтяным, газовым и другим сырьевым компаниям, получающим выручку в валюте. В выигрыше окажется и государство, которое без всяких усилий со своей стороны, всего лишь изменив валютный курс, получает бездефицитный бюджет.

Тогда даже при низкой цене на нефть оно спокойно выполнит все свои обязательства по расходам. По расчетам специалистов, чтобы бюджет в 2009 году был бездефицитным при средней цене на нефть марки Urals в 50 долларов за баррель необходим средний курс доллара на уровне 33,06 рубля. Однако дешевеющий рубль очень осложнит жизнь всем, кто привлекал кредитные средства в валюте. А в России лишь малая часть крупных предприятий не имеет заимствований с Запада. Объем внешнего долга российских компаний в иностранной валюте, по данным Центробанка на 12 ноября 2008 года, составлял 206 млрд долларов. Выбрав вариант плавной девальвации, правительство тем самым подложило этим компаниям подушку безопасности.

Когда банки и корпорации получили мощные финансовые инъекции, и стало ясно, что они уже не обанкротятся, скромная девальвация пошла более быстрыми темпами. Насколько глубоким может быть падение российского рубля по отношению к евро и доллару? По логике вещей, если нефть подешевела в 3 раза, то и рубль должен подешеветь соответственно. Тогда доллар будет стоить рублей 90.

Именно эту цифру называл экс-глава Центрального банка Виктор Геращенко в интервью, опубликованном на сайте money.ru.msn.com, добавляя, правда, что условий для такого падения нет, и вообще ему эта цифра даже в страшном сне не приснится.

Глубина падения рубля будет зависеть от двух ключевых факторов — стоимости нефти и скорости сокращения импорта. Если цены на нефть продолжат снижаться, то ослабление рубля будет более существенным.

Согласно прогнозу, который содержится в январском обзоре Citigroup, стоимость бивалютной корзины «в следующие один или два месяца» может достигнуть примерно 43 рублей. Но если цена на нефть начнет резко расти, то объективные экономические процессы будут действовать в другом направлении, и рубль укрепится.

Многие специалисты считают, что скоро падение закончится. Девальвации рубля в 4—5 раз, как это было в 1998‑м, не будет. Сценарии предполагаются достаточно умеренные. Министерство экономического развития России в прогнозе на 2009 год заложило стоимость доллара 32 рубля по оптимистическому сценарию и 35 рублей — по пессимистическому. Правда, пессимистический сценарий уже перевыполнен…

А пока ситуация на сырьевых рынках складывается не в пользу российской валюты. К тому же прибыль от экспорта газа может существенно снизиться уже через полгода — цены на «голубое топливо» следуют за нефтяными с временным лагом в 9 месяцев.

Доллар со щитом…

Почему доллар растет, если американская экономика чуть ли не в коме? Несмотря на проблемы американской экономики, причин для роста доллара по отношению к рублю достаточно. Основные: банковский кризис; падение цен на нефть; наша зависимость от импорта; падение фондового рынка на рекордные за последние годы минимумы. Многие инвесторы при этом переводили активы именно в доллары, а затем выводили капиталы из России.

Повышенный курс доллара связан и с тем, что население по-прежнему уверено, что доллар всегда будет самой распространенной мировой валютой. Поэтому наши люди стали лихорадочно переводить рубли в доллары, дабы обезопасить сбережения, а это всегда сопровождается повышением курса.

Когда в октябре прошел слух о близком дефолте, Центральный банк РФ зафиксировал рекордный спрос на валюту. Всего за один день россияне купили в обменных пунктах и сняли с валютных счетов 16,9 млрд долларов! Это максимальный показатель с тех пор, как регулятор начал вести подобную статистику.

Есть также подозрение, что рубль будет слабым, а доллар «сильным» до тех пор, пока компаниям нужно будет возвращать кредиты, номинированные в долларах. «Сильный» доллар возвращать сложнее. При этом нет возможности перекредитоваться, чтобы переждать тяжелые времена. Возможно, нас ожидает глобальное перераспределение собственности… И, возможно, ради этого- то все и затевалось.

…или на щите?

Но пикантность ситуации заключается в том, что слабая валюта во время кризиса нужна не только России. Она нужна Украине, которой нечем платить за газ; она нужна Казахстану, которому из-за падения цен на нефть нечем платить по своим внешним обязательствам.

Сравним курсы рубля и гривны на 31 декабря 2007 и 31 декабря 2008 года. На Украине доллар стал стоить на 52,48% дороже (5,05 и 7,70 гривны соответственно), в России — на 19,69% (24,5462 и 29,3804 рубля).

Другая ситуация в Казахстане. За весь прошлый год американская валюта подорожала лишь на 0,39% (со 120,30 до 120,77 тенге). Однако в начале 2009 года власти пошли на резкую разовую девальвацию: за один день тенге упал на 20%. Страны, которые живут туризмом и экспортом продовольствия, жестко страдают от роста евро.

Если евро начнет теснить доллар, его стоимость поднимется еще больше — и юг Европы, не говоря уже о востоке, ожидает реальный экономический коллапс.

Соратник Джорджа Сороса, между-народный инвестор Джим Роджерс, известный своими точными прогнозами (в 2006 году он предсказал резкий скачок цен на нефть и золото, в апреле 2008‑го — временное ослабление доллара), заявил в декабре прошлого года: «Американское правительство в по- пытках восстановить экономику пойдет на значительное снижение стоимости доллара».

По мнению финансиста, Минфин США вынужден будет делать ставку на ослабление основной валюты мира, дабы экономика страны стала более конкурентоспособной.

Интерес к доллару будет сохраняться, пока есть неопределенность по поводу будущего мировой финансовой системы. Но как только появится стабильность — эпоха доллара закончится. Тот же Сорос предсказывает появление новых финансовых титанов: Сингапур, Гонконг, Китай, Австралия, Россия.

В 1950 году долг США выражался в мизерной сумме 257,4 млрд долларов. К 1970 году он вырос всего до 389,2 млрд. Но дальше рост пошел исполинскими темпами. В 1989 году в Нью-Йорке неподалеку от Times Square был установлен «Счетчик национального долга», на тот момент задолженность составляла уже 2,7 трлн долларов. Когда цифра перевалила за 10 трлн, техника засбоила — на счетчике попросту закончились индикаторы (не хватило нулей!).

С таким долгом только в «военное время» кризиса доллар может остаться на плаву. В «мирное время» страна, которая всем должна, а взять средства на уплату долга ей неоткуда, просто по определению не может иметь крепкую валюту. Некогда мощный доллар, пережив еще несколько стадий допечатки, превратится в итоге в ничего не стоящие фантики. В мире нет столько товаров и реальных активов, сколько напечатано долларов. Кто еще предсказывает резкое ослабление доллара в 2009 году?

Экономисты ООН. В прогнозе этой уважаемой организации на 2009 год сказано, что долгосрочный тренд курса доллара — это ослабление. Его укрепление осенью 2008 года — мера временная, продикто- ванная исключительно расширяющимся кризисом.

Как это ни грустно, но кризис показал, что годы развития после дефолта 1998‑го использовались недостаточно продуктивно. Мы по-прежнему остались «при своих» — при экономике, целиком ориентированной на сырье. Падение нефтяных цен и прекращение иностранного финансирования обнажило проблемы, которые раньше затушевывались долларовым изобилием. А главная проблема — это то, что российская экономика по-прежнему не «держит удар». Научит ли нас чему-то кризис 2008? Председатель правительства РФ Владимир Путин признал, что финансово‑экономический кризис — серьезный вызов для страны, «однако Россия должна использовать его как инструмент для повышения своей кон- курентоспособности». Между прочим, Столыпину для реформ хватило 8 лет. Но за эти годы экономика России совершила колоссальный рывок. Впервые в своей истории рубль стал мировой валютой. …Десять лет назад, во время дефолта, я утешалась мудрым афоризмом: «То, что для гусеницы — конец света, для бабочки — день рождения». Знать бы, где она летает, та бабочка…


Марина САЛЬНИКОВА (2009 год)


 

Об авторе
Оставь комментарий

Войдите на сайт

Нет фото

Навигация по сайту